Главная » Все публикации » Рассказы

Любимая учительница

Любимая учительница

— Пап, тебя завтра в школу вызывают, — тоскливо произнес Костя, вернувшись с продленки.
— Это еще почему? — спросила старшая сестра, выглянув из кухни. — Ты что, опять двойку по математике получил?
— Хуже, — ответил мальчик и уставился в пол.Из комнаты вышел отец. Увидев сына, он каким-то шестым чувством понял, что дело здесь не в двойках.

Вихрастый, всегда жизнерадостный парень стоял в прихожей, боясь даже войти в комнату. По щекам его текли громадные слезы.

— Поздно рыдать, — запричитала сестра. — Это ж надо, докатился! То подрался, то двойку получил, то учителям грубит. Ну сколько можно? Не ребенок, а оболтус какой-то. Тебе уже 10 лет, кем ты вырастешь, когда тебе 20 будет? Вот правильно, пусть отец теперь походит, покраснеет за тебя. Ну чего стоишь истуканом? Говори быстро, что произошло!

Костя сел на портфель, обхватил голову руками и громко зарыдал, утирая нос рукавом.

Сестра бросилась к нему, обняла, поцеловала:

— Ну что ты, не надо так! Может, все обойдется... Ну хочешь, я вместо отца в школу схожу, поговорю с твоим завучем? Ну не надо рыдать, мы ж тебя все любим!

От этой фразы Костя зарыдал еще сильнее, обхватил ее руками, крепко прижался к ней всем телом, уткнулся в плечо и прошептал:

— Никто меня не любит, и я больше никого не люблю.

Разговор продолжать было бессмысленно. Сестра раздела брата, уложила его в кровать, включила его любимую сказку про Золушку, поцеловала и вышла. Еще немного поплакав, Костя погрузился в добрый мир фей и волшебников, представил себя принцем и незаметно для себя уснул.

А на кухне сидели отец с взрослой дочерью и гадали, что же такое произошло в школе, что их озорной, но добрый и отзывчивый мальчишка пришел домой в таком состоянии.

— Знаешь, я, кажется, знаю, что стряслось, — негромко проговорил отец. — И поэтому я отпрошусь завтра с утра с работы и пойду в школу сам. Я думаю, тебе там лучше не появляться, а Костя пусть побудет несколько дней дома.

— Ты что, думаешь, это из-за его дружбы с Леной? Да брось. Ну поссорились... Помирятся! В их возрасте это пустяки.

— Я и говорю, лучше мне сходить, они мужчин больше любят, да и должен же я с его учителями познакомиться.

На том и порешили.

В школе отца встретила завуч по воспитательной работе.

— Гражданин, вы к кому?
— Простите, я пришел к следователю? И меня обвиняют в страшном преступлении? — вопросом на вопрос ответил мужчина
— Что вы имеете в виду? — опешила завуч.
— Ну, не мне объяснять педагогу со стажем, что обращение «гражданин» в нашем обществе принято только в отношении осужденных, — расплылся в улыбке отец.

Женщина растерялась. С одной стороны ей нахамили, а с другой — этот человек улыбался и не проявлял агрессии.

— Вы по какому вопросу и к кому? — выдавила она.
— Я по вопросу вчерашнего поведения моего сына. Меня вызвал директор.
— А! Так вот вы кто у нас! Пойдемте, нам с вами надо поговорить. Обсудим дальнейшее пребывание вашего сына в нашем учебном заведении.
— Что, настолько все запущено? — иронически спросил мужчина.
— А то вам неизвестно? Вам Константин разве не рассказал, почему вас попросили прийти?
— Он вчера пришел в таком состоянии, что я не хотел ни о чем его расспрашивать.
— Ну что ж, тогда для вас это будет большим сюрпризом. У нас вся школа на ушах стоит из-за его поведения.
— Он что, пытался ее взорвать?
— Вам сейчас будет не до смеха, — ответила женщина и открыла дверь кабинета директора. — Галина Петровна? К вам! Тот самый! Отец Кости. Представляете, он еще не в курсе случившегося!
— Да, как ни прискорбно об этом говорить, — начала директор, — но вызывающее поведение вашего сына ставит под вопрос его пребывание в нашей школе. То, что он сделал, недопустимо и аморально!
— Постойте! Может, вы мне все-таки объясните, в чем он провинился? — спросил отец
— У меня даже язык не поворачивается это сказать. Он сексуально домогался своей учительницы и устроил балаган с признанием ей в любви.
— Вы ничего не путаете? Сексуально домогался? Это как? И где? — удивился отец.
— На уроке литературы! Перед всем классом. Он пытался ее поцеловать.
— Насколько я понимаю, сексуальные домогательства и поцелуй — не одно и то же.
— Вы что, не понимаете? Это же школа, а не дискотека! Здесь идет образовательный процесс, а ваш сын его срывает.
— Вы хотите сказать, что из-за него не учится вся школа?
— Да! Именно это я и хочу сказать. Все сегодня только и обсуждают выходку вашего сына.
— А я могу поговорить непосредственно с этой учительницей? — спросил отец
— Вам что, недостаточно моего общества? — изумилась директор.
— Ну вы же сами при этом не присутствовали...
— А что вам непонятно?
— Мне непонятно, что же все-таки произошло и в чем вы обвиняете моего сына.

— То, что произошло, будет первым пунктом на завтрашнем педсовете. Наша молодая коллега повела себя недопустимо, скрыв этот факт от руководства школы, и фактически поощрила его. Вам с ней не о чем разговаривать. У нее сейчас сдвоенный урок, и она освободится только через полтора часа.

— Ничего, я подожду. А пока мы можем обсудить, что конкретно вы от меня хотите.

— Боже мой! — всплеснула руками завуч. — Вы что, еще ничего так и не поняли? Мы предлагаем вам забрать Костю из нашей школы. Ему же спокойней будет.

— Что? Вы что, решили задавить его двойками?

— Мы понимаем, что обстановка в вашей семье нетипичная. Вы воспитываете сына вместе со своей дочерью. Мне очень жаль, что ваша жена рано ушла из жизни и у вас нет времени заниматься ребенком. Он у вас далеко не отличник, а после случившегося учителя перестанут закрывать глаза на многие его слабости и будут ставить ему заслуженные оценки, — произнесла директор.

- Не судите о моей семье и не делайте выводов, которые не украшают учителя, — сердито ответил мужчина. — Я не считаю, что мы плохо влияем на Костю и что он отъявленный хулиган и двоечник. Да, мне сложно везде успевать, и многие обязанности по семье взяла на себя моя старшая дочь. И справляется она хорошо и в вашу школу ходит регулярно. Все, что я прошу, — дать мне возможность самому разобраться в ситуации. Думаю, у меня есть на это право.

— Как вам будет угодно, — раздраженно ответила директор. — Но я оставляю за собой право провести педсовет и поставить вопрос об исключении вашего сына из школы.

Молодая учительница Елена Александровна работала первый и еще не привыкла в суровым школьным порядкам. Она еще верила, что школьный учитель — это не машина для произнесения заученных фраз, а помощник и друг.

— Заходите, — вежливо ответила она на стук в дверь.
— Добрый день, я папа Кости, — представился мужчина.
— Очень приятно, — сказала Елена Александровна и улыбнулась. — Все-таки они вас вызвали... Ну что ж, садитесь.
— Меня зовут Сергей Николаевич. Мне сказали Костя устроил какое-то ЧП.
— Он у вас очень добрый и отзывчивый мальчик, — произнесла молодая учительница. — Мне он очень нравится своей искренностью и желанием помогать тем, кто в его помощи нуждается. Я знаю, что он растет без мамы...

— Да, она ушла из жизни, когда ему было 5 лет. Костя очень любил ее. Они были друзьями, и он доверял ей все секреты. Знаете, ему очень тяжело без нее. Мы пытаемся ему ее заменить, но получается не очень здорово.

— Я это поняла. Мы с ним как-то говорили после уроков, и он мне рассказал, что очень любил маму и что я на нее похожа.

Сергей внимательно посмотрел на учительницу. Действительно, в ней было что-то знакомое. Как он сразу этого не заметил? Прическа, лицо, фигура.... Нет, они не были двойниками, но точно были очень похожи.

Елена Александровна немного смутилась.

— Что? Я действительно на нее похожа?
— Да.
— Вы знаете, — улыбнулась учительница. — У меня еще мало опыта в воспитании детей. Никто не преподавал нам курс душевной боли учеников. Я старалась помочь Косте обрести душевное равновесие. Мы с ним часто оставались вдвоем, он рассказывал мне о своих мечтах, о том, что ему нравится, а что пугает. Я видела, что ему не хватает женского тепла. Сестра никогда не заменит маму, а уж тем более какая-то учительница. Наверное, я немного перестаралась, и Костя слишком привык ко мне.
— Я не знаю, насколько это все педагогично, но думаю, что вы еще не утратили душевную щедрость. Вам, наверное, здесь сложно работать?
— Да как сказать... Все здесь разные. Кто-то меня осуждает, кто-то поддерживает. Ученики наверняка уже придумали мне прозвище и по углам шушукаются о моих сексуальных наклонностях...
— Ну, ну... не преувеличивайте, пожалуйста. Ничего такого вы не сделали, а дураков везде хватает. Скажите, что произошло на том злосчастном уроке?
— Да я даже не понимаю, как это получилось. Перед уроками он забежал ко мне и показал фоту мамы. Он был такой гордый и радостный.
— Сегодня день ее рождения, — тихо произнес мужчина. — Она всегда пекла пирог, и мы смотрели с ней мультики. Я прижимался к ней, и она гладила меня по голове...

У Сергея защемило сердце. Он совершенно забыл про ее день рождения. Время... Проклятое время. Оно стирает воспоминания и затягивает раны. Ты все реже вспоминаешь любимого человека и все реже смотришь на фотографии.

— Он отвечал урок. Очень неплохо отвечал, — продолжала Елена Александровна. — Я ему поставила четыре, потрепала по голове и невзначай произнесла строчки из стихотворения Михалкова «Что такое? Что случилось? С печки азбука свалилась?» Костя вдруг как-то странно на меня посмотрел, на глазах выступили слезы, он подошел и поцеловал меня в щеку. Я растерялась, ребята засмеялись... Ну а дальше вы сами знаете.

Мужчина внимательно посмотрел на учительницу, как будто пытаясь найти в ней знакомый лик дорогой ему женщины, и неожиданно произнес:
— Этот стих. Мама всегда его читала, когда хотела подбодрить или успокоить...

Елена Александровна нахмурилась.

— Что я наделала! Зачем я это сказала? Но я же не знала! Получается, это я его подвела. Теперь из-за меня у вас будут неприятности. Завтра же напишу заявление и уйду из школы.

— Даже не думайте! — запротестовал мужчина. — Если вы уйдете, это только убедит ваших руководителей в их правоте. Мы с вами будем бороться и за Костю, и за вас. Я не дам вас в обиду и, если надо, дойду до министерства. Завтра мы дадим бой этим бездушным людям! Не отчаивайтесь. Елена Александровна! Если вы уйдете, для Кости это будет очередная трагедия. Мой сын к вам привязан, и мы должны ему помочь пережить этот скандал. Приходите сегодня к нам после уроков. Костя будет рад, да и мы с дочерью тоже. Попьем чаю, посидим, поговорим. А завтра... — Сергей улыбнулся. — Как сказал один мудрец, «то, что ты не хочешь иметь завтра, отбрось сегодня, а то, что хочешь иметь завтра, приобретай сегодня».




Пожалуйста, оцените публикацию:



Всего комментариев: 3
1  
Какой душевный рассказ! Как всегда классно!

2  
Удивительно просто и хорошо.

3  
Милый рассказ. У тебя пошел цикл про детей?

Имя *:
Email *:
Код *:

Хостинг от uCoz