Главная » Все публикации » Рассказы

Последняя метель

Последняя метель

Метель была в самом разгаре. Снег лез в глаза, нос, заметал тропинки и отрезал спасительные пути к жизни. Метель была безжалостна и жестока. На многие километры вокруг не было ни единой живой души.
Но так только казалось…
Он лежал тихо и спокойно и уже не дрожал от холода. Пришло то комфортное состояние, когда тебе наплевать на мороз, метель и завывание ветра.
Уже совсем не холодно, но очень хочется спать. Тело перестает сопротивляться капризам природы и начинает медленно угасать.
Матерый Волк лежал, уткнув нос в лапы, чтобы пурга и ветер не мешали ему дышать.
Перед глазами медленно бежали обрывочные воспоминания.
Всю свою жизнь он равнодушно относился к своей стае и всегда держался несколько обособленно от нее. На это у него было несколько причин.

Он был неправильным волком и прекрасно это понимал.
Наделенный могучим телом, острыми клыками и мгновенной реакцией, он с детства не привык что-то кому-то доказывать и выделяться.
Да, он мог оскалить зубы и даже хорошенько укусить соплеменника, но случалось это только тогда, когда нагло и бесцеремонно нарушали его личное пространство.
Жизнь в стае расставляет все по местам и заставляет жить по своим законам. Правда, при этом всегда есть особо наглые особи, которым непременно надо доказать свою силу и привилегированность.
Эти их жалкие потуги всегда разбивались о пронзительный взгляд Вожака, которого уважали и немного побаивались.

Взгляд этот был настолько пристальным что, казалось, будто пробирает тебя до костей. От него становилось жутковато. А если он еще сопровождался показом клыков, то даже у самых безбашенных подкашивались лапы.
Волк выдерживал этот взгляд совершенно спокойно и с внутренней уверенностью в своей правоте и силе. Именно поэтому у них с Вожаком были абсолютно ровные и бесконфликтные отношения.
Он всегда уважал мудрых и сильных лидеров и недолюбливал постоянно скалящих зубы пустобрехов, которые без надобности рычали и таскали своих товарищей за загривки, не умея внушить им уважение своим поведением и жизненными принципами.
Волк подчинялся Вожаку не из страха, а из уважения к его умению погасить конфликт еще до того, как он перерастал в драку.
Вожак был лидером стаи по призванию и лишний раз не акцентировал внимание на своей особе. Впрочем, все прекрасно знали, что в трудную минуту именно он примет спасительное решение и уведет своих соплеменников от ружей охотников.
Волк всегда был на вторых ролях, но это совершенно не оскорбляло его самолюбие. Его положение в стае позволяло ему, не обремененному властью, спокойно и бесстрастно принимать самостоятельные решения и, что самое главное, оставаясь в тени чужой славы, жить по своим собственным неписаным законам.
По его глубокому убеждению, в большую стаю всегда сбиваются слабые и безвольные особи, которым нужна постоянная защита и поддержка. И все бы ничего, если бы они, сытые и уверенные в завтрашнем дне, вдруг не начинали вести себя так, как будто это не они пришли сюда за помощью, а их пригласили для решения очень важных и необходимых дел.
Время от времени, смотря на разодранное тело жертвы, Волк спрашивал себя, почему на его долю выпало бремя лишать других жизни только потому, что ему самому очень хочется есть.

С другой стороны, он всегда презирал этих жвачных животных, которые готовы целый день пережевывать одно и то же и при этом наслаждаться вкусом своей жвачки.

Презрение и хладнокровное убийство никак не были взаимосвязаны в его душе. Он убивал не из-за угла, а на поле боя, да и саму жертву он считал скорее куском еды, нежели чем-то более возвышенным.
Природа так устроена. И если ему, Волку, уготована участь быть хищником, значит, такова его судьба.
Просто не надо быть убийцей в глубине души, не стоит гордиться своими клыками и быстрыми лапами, которые природа дает независимо от наших пожеланий.

Все беды начались недавно.
Пару месяцев назад случилось непоправимое: люди с ружьями убили Вожака.

Стая сумела вырваться, потому что он прыгнул на красные флажки и ценой своей жизни дал свободу своим соплеменникам.
Место вожака пустовало недолго. Всегда найдется тот, кто ждет подобного момента и сразу же начинает борьбу за власть.
Волку такая борьба была чужда и противна. Он не любил этих выскочек и знал, что без грызни дело здесь не обойдется, а поэтому сразу отошел в сторону, не желая общаться с теми, кто начнет драку за первенство в стае.

В итоге, как он и ожидал, победил самый сильный, но далеко не самый мудрый. Он установил новые порядки, и теперь в стае постоянно слышалось рычание.
Новый вожак, конечно же, образумил многих. Кому он прокусил ухо, кому разгрыз лапу, но уважения стаи и Волка так и не получил. Его откровенно боялись, а страх — это всегда рабство и презрение.

А недавно случилось самое страшное. К стае прибились бездомные собаки. Нет, в саму стаю они не вошли, но всегда находились где-то рядом и беспрестанно гавкали и дрались между собой.
Волк вообще не любил этих созданий. Вечно виляющие хвостом, они раздражали его своей беспринципностью и желанием угодить.
Они шли по пятам стаи и питались теми отбросами, которые им оставлял новый вожак за то, что они раболепно виляли хвостами при его появлении.
Не получив признания у своих, вожак приблизил к себе подхалимов и трусов.

Сам Волк никогда и ни при каких условиях не доедал объедки, а всегда уходил подальше со своим куском, которым был не намерен делиться.
Если же это была его охота и его добыча, он всегда наблюдал за порядком и быстро ставил на место наглецов, желающих урвать кусок побольше.
Новый вожак побаивался Волка, но раз тот не пытался занять его место, он не возражал против его самостоятельного поведения.
Волк же относился к нему как к пустышке и с каждым днем все дальше и дальше отдалялся от него и от самой стаи.

Сегодня охота не сложилась. Волк долго преследовал свою жертву и уже нагнал ее, но в самый ответственный момент его задняя лапа попала в капкан.
Дернувшись несколько раз, Волк понял, что железка держит крепко и что вырваться из нее вряд ли удастся.
Да, это был конец. Волк слишком много пережил и слишком много знал, чтобы придумывать себе красивые сказки. Он всегда знал, что однажды его постигнет участь, которой никому не дано избежать в этом мире. И поэтому все это он воспринял совершенно спокойно и бесстрастно.

Пока он был беззаботным щенком, у него были какие-то иллюзии. Сейчас же все было буднично и просто.
Сколько смертей он видел за эти годы, сколько пережил предательств! Жизнь — это просто череда дней. Ты добываешь еду, спишь и боишься подумать о завтрашнем дне, потому что он как две капли воды будет похож на сегодняшний.
В такой круговерти наивно полагать, будто именно ты родился для самого главного.
Главное — это воспитать потомство и выпустить его во взрослую жизнь. Не стоит рассчитывать, что тебе за это будут бесконечно благодарны и в старости принесут куски свежего мяса.
У детей своя жизнь и свои повадки. То, что было важно для тебя, для них часто пустой звук.
Природе от тебя нужно лишь воспроизводство себе подобных. А все остальное — друзья, враги, ненависть, любовь и счастье — это побочные явления, которые никогда не бывают самоцелью. Это лишь отображение чьих-то взглядов на земное существование.

На помощь стаи рассчитывать было глупо. Он сам выбрал одиночество.
Волк не сомневался, что про него забудут так же быстро, как забыли прежнего вожака, как забыли многих других, которые погибли либо от рук охотников, либо от старости или болезней.
Это участь любого создания. Жалеют не ушедших, жалеют пустоту, которая при этом образовалась.
Волк это прекрасно понимал и не питал иллюзий.
Вначале ему было очень холодно, тело тряслось мелкой дрожью. Лапа кровоточила, и вместе с кровью уходила и его жизнь.
А потом наступила апатия.

Волк закрыл глаза и уже только по привычке прислушивался к окружающим его звукам.
Завывание вьюги… Голоса… Чей-то долгий, протяжный и полный отчаяния вой…




Пожалуйста, оцените публикацию:



Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:

Хостинг от uCoz